Благое дело

О ДЕТСКОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ, любви к работе и том, как все успевать…

Ирина Хвингия

Генеральный директор Специализированного центра
детской нейрокоррекции «Нейрокид».
Клинический нейропсихолог. Перинатальный психолог.
Инструктор адаптивной физической культуры.
Кинезиолог http://www.facebook.com Ирина Хвингия
Instagram: @neirokid, @ira_xv
Skype: irina.s.xv
E-mail: irina.s.xv@yandex.ru

На сегодняшний день вопросы лечения и реабилитации тяжелобольных детей стоят достаточно остро.
К сожалению, их решение требует серьезных ресурсов, в том числе моральных.
Ирина Хвингия – одна из тех людей, кто не жалеет энергии и сил для помощи маленьким пациентам своего Центра нейрореабилитации Нейрокид, страдающим различными нарушениями развития,
в том числе ДЦП и синдромом Дауна. Также она – любящая супруга и счастливая мама.
Как Ирине удается быть успешной во всех сферах жизни,
где она черпает вдохновение и с какими трудностями сталкивается – читайте далее в нашем интервью.

– Здравствуйте, Ирина.
Начать беседу хотелось бы с просьбы рассказать о себе,
своих жизненных целях, стремлениях и установках,
побудивших заниматься помощью другим.
Это желание – врожденное или приобретенное?

 

– Если говорить о выборе профессии, то к нему я подходила осознанно.
В 9 классе прошла профориентацию. Тогда и выяснили, что мое призвание –
или психология, или медицина. Но тогда выбор был сделан в пользу психологии труда, и после школы я ушла в HR-менеджмент.
Первые два высших образования были получены по этой специальности.
Затем все-таки душа потребовала любимой профессии, и появился диплом
по психологии, затем – клинической психологии, переподготовки
по перинатальной психологии, адаптивной физкультуре, прикладной кинезиологии. Что касается желания помогать другим, сколько себя помню, никогда не задумывалась над этим вопросом, просто помогала,
когда была возможность. То есть это для меня – не желание,
а, скорее, образ жизни.

– Расскажите, пожалуйста, о своем Центре нейрореабилитации.
С какой целью он создавался, на что ориентирован сейчас?

– Центр Нейрокид создан 3 года назад. Мы оказываем помощь детям
от полутора лет с различными нарушениями развития, начиная от простой неусидчивости и невнимательности, заканчивая такими сложными диагнозами, как ДЦП, spinaBifida, синдром Дауна.

– Можно ли вылечить перечисленные Вами заболевания?
Какое состояние можно считать прогрессом?

 

– Некоторые формы лечатся полностью, например спастическая диплегия. Прогрессом у кого-то будет то, что он начнет ходит, у кого-то речь появится,
у кого-то вегетативная нервная система станет лучше функционировать.
Надо смотреть в каждом конкретном случае, что было изначально у ребенка.

– Кого Вы предпочитаете брать на работу в центр?

 

– В первую очередь, специалистов с базовым образованием по клинической психологии и подготовкой по узкой специализации не менее 300 часов,
с трехлетним и более опытом работы с детьми,
имеющими тяжелые нарушения развития.
В настоящее время у нас работают:
• клинические нейропсихологии;
• инструкторы АФК;
• прикладные кинезиологи;
• нейродефектологи;
• клинические логопеды;
• перинатальный психолог;
• детский и семейный психолог;
• массажисты;
• остеопат.

– Скажите, какими качествами должен обладать человек,
работающий в сфере нейрореабилитации?

 

– В первую очередь, он должен обладать крепкой нервной системой.
Детишек приводят разных, диагнозы сложные.
Реабилитационный процесс – это не всегда приятно и весело. И чем сложнее нарушение, тем дискомфортнее тренировки для ребенка.
Очень часто мы сталкиваемся с тем, что начинающие специалисты не выдерживают детских слез и очень быстро наступает выгорание. Еще один важный момент, на который я обращаю внимание в работе
своих специалистов – насколько глубоко инструктор вникает в специфику каждого диагноза, работает ли только по протоколу или ищет нестандартные подходы с учетом особенностей конкретного ребенка. Ну и, конечно же, специалисты не могут без постоянного обучения и развития.
Если они мало уделяют времени этим вопросам, то эффективность их работы намного ниже.

– Сотрудничаете ли Вы с другими медицинскими учреждениями?
Готовы ли к этому в будущем?

– Да, у нас есть несколько дружественных медицинских центров,
с которыми есть совместные пациенты.

– Помогают ли Вашему Центру меценаты или простые люди?

 

– Нам дважды помогли меценаты адресной помощью, то есть нескольким конкретным детям. В основном бесплатные приемы осуществляем за счет собственных средств. Так как центр коммерческий, организация фандрайзинга проблематична, а детей, которым очень нужна помощь, много. Фонды сильно перегружены заявками, а собственных средств на всех нуждающихся
ребятишек не хватает. Поэтому сейчас принято решение
создавать собственный благотворительный фонд.

– Где Вы черпаете силы для такой нелегкой работы?

 

– Искать силы приходилось раньше, в период работы в корпоративной психологии. Сейчас не могу сказать, что устаю сильно, даже притом,
что физическая нагрузка больше. Когда любишь то, что делаешь,
истощение намного меньше.

– Что изменилось в Вашей жизни с работой в Центре?

– Так как наш бизнес – семейный, то можно сказать, что он сплотил
нашу семью еще больше, так как общий проект, общие переживания.
К тому же, наши пациенты заставили нас изменить систему ценностей.
То, что раньше было проблемами, перешло, в большинстве своем,
в разряд задач.

– Вы упомянули, что бизнес – семейный. С кем Вы его развиваете?

– Развиваем с мужем, моей близкой подругой и крестным отцом
нашего младшего сына.

– Как зародилась идея открыть фонд? Трудно ли это?

 

– К нам в большом количестве стали обращаться родители,
которые не в состоянии оплатить реабилитацию, но дети очень тяжелые.
Часть из них мы ведем за свой счет, это наш внутренний благотворительный проект. Но таких детей очень много, а наши возможности не безграничны.
В других фондах большие очереди. И мы решились на открытие своего фонда. Пока нам очень трудно, поскольку еще не до конца вникли
в специфику работы некоммерческой организации. К счастью, несколько фондов помогают нам в реализации проекта, за что им большое спасибо.

– А как, по-Вашему, можно привлекать к благотворительности 
в такой сфере простых людей?

 

– Только в виде адресной помощи конкретным детям,
если речь идет не о пожертвованиях в фонд. Сейчас мы на своем сайте будем выделять рубрику о тех, кто нуждается в финансовой поддержке.
Желающие помочь смогут познакомиться с родителями и с детьми,
оказать помощь им напрямую.

– Есть ли у Вас секреты, как все успевать?

– Хорошие партнеры и любящая семья – вот и весь секрет.
Моему младшему ребенку чуть больше года. Мне удалось организовать
и время, и рабочее пространство так, что даже при моей загруженности
он не страдает от недостатка моего внимания.

– Расскажете о своих планах на будущее?

– В планах на ближайшее будущее – развитие в регионах, где очень мало специалистов, но очень много детей, которым нужна помощь.
На этот уровень мы начинаем выходить как в качестве приглашенных экспертов, так и в качестве инициаторов открытия представительств
и помощников тем, кто на местах хочет организовать подобные центры.

– Как можно оказать помощь Вашему центру?

– Пока фонд еще не функционирует, можно оказать адресную помощь конкретным детям или покупкой оборудования в Центр.
Мы сейчас нуждаемся в установке Экзарта.

– Ирина, большое спасибо за беседу! Желаем успехов Вам и Вашему Центру!

Беседовала Екатерина Беляева

Добавить комментарий

Нажмите сюда, чтобы оставить комментарий

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.