Поддержка бизнеса

Вячеслав Василевский: «Адвокату надо было звонить вчера»

«Государство все больше и больше вмешивается в работу бизнеса, пытается ее регулировать избыточными, на мой взгляд, нормами, а взамен ничего давать не хочет», – говорит адвокат Вячеслав Василевский. Как бывший оперативный сотрудник отдела по борьбе с налоговыми преступлениями МВД России, он знает систему изнутри и давно сформировал свое мнение о ней. Сегодня Вячеслав помогает бизнесу отстаивать свои права во взаимоотношениях с правоохранительными и налоговыми органами.

Часто адвокату звонят только тогда, когда сами пытаются разобраться в вопросе, начитавшись информации в Интернете. Призываю бизнес запомнить золотое правило: «Адвокату надо было звонить вчера».


Вячеслав Василевский
Адвокат, эксперт по уголовным делам, связанным
с экономическими преступлениями.
Специализация: защита прав и интересов бизнеса во взаимоотношениях
с правоохранительными и налоговыми органами.
Соучредитель группы компаний «Прометей»,
оказывающей бизнесу весь спектр юридических услуг.


«Я эксперт»: Вячеслав, как начался ваш путь адвоката, отстаивающего права и интересы бизнеса?
Вячеслав Василевский: В 2000-х я длительное время работал в правоохранительных органах – был оперативным сотрудником отдела по борьбе с налоговыми преступлениями МВД России. Уволился из правоохранительных органов в конце 2009 года, когда понял, что в «системе» есть проблемы, с которыми я не могу смириться. И даже грядущая реформа ситуацию не могла изменить, в чем я сейчас убеждаюсь, находясь, скажем так, по другую сторону баррикад. Тогда я подал рапорт на увольнение и начал искать что-то новое.

Как налогоплательщик должен был провиниться в те времена, чтобы попасть в поле вашего зрения?
В.В.: Налоговые преступления – это преступления латентные, то есть преступления, которые в течение определенного времени не известны правоохранительным органам, которые им необходимо выявлять, проводя оперативно-разыскные мероприятия. Как раз такие задачи были возложены на отделы по налоговым преступлениям, сформированным в системе МВД после ликвидации федеральной службы налоговой полиции РФ.
Уголовная ответственность наступала при уклонении от уплаты налогов в крупном и особо крупном размере и при наличии прямого умысла на совершение преступления. В ходе выполнения задач по выявлению и пресечению налоговых преступлений мы плотно взаимодействовали с налоговыми органами, получая от них оперативно значимую информацию о физических и юридических лицах, которые могли уклоняться от уплаты налогов. Выявляли их по различным признакам, таким как существенная доля налоговых вычетов в их налоговой отчетности, факты взаимодействия с фирмами однодневками, неприменение кон трольно-кассовой техники (при осуществлении розничной торговли) и другим.
Помимо информации, поступающей от налоговых органов, мы проводили различные оперативно-разыскные мероприятия, самостоятельно добывая информацию о лицах, которые могли уклоняться от уплаты налогов.

Что было после увольнения из органов?
В.В.: После увольнения из правоохранительных органов я пробовал начать свой бизнес. Попытки были разные – от хлебопекарни до поставок колбасной продукции из Беларуси, но все они не увенчались успехом. И тогда я понял, что это не мое. Я пришел к мысли, что нужно себя реализовывать в том направлении, где имеешь наибольший опыт. Каждый должен заниматься своим делом. С этой мыслью я до сих пор иду по жизни.
В 2010 году я познакомился с близкими мне по духу людьми, с которыми в кафе у станции метро «Таганская» мы приняли решение о создании юридической компании. Примерный бизнес-план мы буквально написали на салфетке. Компанию назвали «Прометей право», впоследствии она выросла до группы компаний «Прометей», которая и по сей день оказывает бизнесу широкий спектр юридических и бухгалтерских услуг.
В нашей компании я возглавил направление налогового консалтинга, применяя свой опыт, полученный в отделе по налоговым преступлениям МВД России. Клиентская база росла, и со временем возникла необходимость в получении статуса адвоката, поскольку без него не было возможности оказывать юридическую помощь нашим клиентам в уголовных делах. В мае 2016 года я успешно сдал квалификационный экзамен для получения статуса адвоката и, собственно, с тех пор занимаюсь адвокатской практикой. Специализируюсь на защите прав и интересов бизнеса в уголовных делах экономической направленности, представляю интересы предпринимателей во взаимоотношениях с налоговыми и правоохранительными органами.

Какие навыки, полученные на прежней работе, Вы используете сейчас для помощи бизнесу?
В.В.: Моей основной задачей в МВД было выявление и пресечение налоговых преступлений. Мне повезло – тогда со мной в МВД работали настоящие профи, которые обучили меня всем тонкостям оперативной работы, обучили документированию налоговых преступлений и сбору доказательной базы. Сейчас, благодаря опыту, полученному в налоговом подразделении МВД, я знаю, как система работает, изнутри. Знаю нюансы проведения оперативно-разыскных мероприятий и следственных действий. Знаю, как осуществляется сбор доказательной базы по преступлениям, в частности по преступлениям экономической направленности.

Кому, как не Вам, знать о настоящих взаимоотношениях государства и бизнеса. Какими они Вам видятся?
В.В.: От бизнеса государство хочет налоговых поступлений, то есть денег, а еще полной прозрачности. При этом государство постоянно повышает планку требований к бизнесу, увеличивает количество регулирующих органов, предоставляя им практически неограниченный круг полномочий по проверке предпринимательской деятельности.
Государство много говорит о социальной ответственности бизнеса перед страной, но в чем она выражается, никто не знает. Ни бизнес, ни государство. Замкнутый круг…
Усугубляет ситуацию отсутствие каких-либо четких правил игры. Так, государство все больше и больше вмешивается в работу бизнеса, пытается ее регулировать избыточными, на мой взгляд, нормами, а взамен ничего давать не хочет. Что далеко ходить – это даже по антиковидным мерам хорошо прослеживается. Вся госпомощь сводится к одному МРОТ на сотрудников и так называемым льготным кредитам, которые нужно отдать через полгода-год. А где взять деньги на их погашение, никого не интересует.
Да и то, система помощи привязана к ОКВЭД, что, на мой взгляд, является ошибкой, которая лишает большой круг предпринимателей, действительно нуждающихся в поддержке, помощи государства.
На мой взгляд, помощь бизнесу должна оказываться пропорционально уплаченным в бюджет налогам. Платил налоги – получи помощь обратно. Не платил, был в тени – виноват сам.

А чего же от государства ждут предприниматели?
В.В.: В первую очередь бизнесу нужен суд, который действует независимо от законодательной и исполнительной властей. Суд, обратившись в который, предприниматель будет уверен, что его права и интересы будут защищены согласно букве закона. В настоящее время доверие бизнеса к судебной системе крайне низкое.
К примеру, жалобы предпринимателей на действия или бездействие территориальных налоговых органов, поданные в вышестоящие налоговые органы (управления ФНС субъектов), в большинстве случаев отклоняются. То есть вышестоящий налоговый орган в большинстве случаев поддерживает нижестоящие, хотя зачастую очевидно, что закон на стороне предпринимателя. Просто система так устроена. Система сама себя защищает.
Если речь идет об обжаловании в судебном порядке решений налогового органа по налоговым проверкам, то тут ситуация печальная. Для бизнеса. Несмотря на то, что качество самих проверок год от года все ниже, а доказательная база налоговых правонарушений предпринимателей зачастую очень слабая или не собрана вовсе, арбитражные суды продолжают принимать решения в пользу налогового органа, то есть в пользу государства. По сути основной принцип судопроизводства – состязательность сторон – нивелирован.
Чего еще ждет бизнес от государства? Отмены излишних контрольных мер и функций проверяющих органов. Из последнего – закон об обязательном хранении всей внутренней переписки компании в течение трех лет, чтобы любой сотрудник правоохранительных органов имел к ней доступ. И никакая коммерческая тайна вас не спасет. Выглядит дико.

Разве такого понятия, как коммерческая тайна, у нас нет?
В.В.: Как понятие – есть. Но никто его не придерживается. У нас даже нет банковской тайны как таковой – в Даркнете можно купить банковские выписки любого предприятия.

Поделитесь секретами, как бизнес может отстоять свои позиции при взаимодействии с государством.
В.В.: Пальму первенства в претензиях к бизнесу сейчас перехватила ФНС. Основной бич всех бизнесменов на данный момент – так называемые комиссии по побуждению к добровольному уточнению своих налоговых обязательств.
Проще говоря, вас вызывают в налоговую инспекцию, где не очень приятные (к сожалению, чаще всего неприятные) люди начинают вам угрожать, например, выездной налоговой проверкой из-за, допустим, недобросовестных поставщиков. И требуют убрать их из учета и заплатить за них в бюджет налоги. При этом никаких доказательств не предоставляют. Да и неоткуда им взяться: инспекторы не проводят мероприятий налогового контроля, не опрашивают ваших поставщиков, не организуют встречные проверки. Они просто анализируют свою информационную систему и потом из-за каких-то выявленных подозрительных моментов наседают на вас. Никогда не идите на попятную, не соглашайтесь «на берегу» все уплатить. Иначе в дальнейшем от вас не отстанут – будут вызывать каждый квартал с целью взыскания денег в бюджет.
Если сложно самостоятельно бороться с ФНС, обращайтесь к профессиональным юристам и адвокатам, которые будут отстаивать ваши права.

«Прометей» помогает клиентам проходить эти самые комиссии?
В.В.: Разумеется. «Прометей» отстаивает интересы предпринимателей при любых коммуникациях с налоговыми органами. Вы не представляете, как часто инспекторы с уверенностью нам заявляют: «Мы знаем, что компания уклоняется от уплаты налогов». Какой ответ они на это получают? «Мало знать, нужно доказать: указать на конкретные факты, документы, правильно оформленные показания свидетелей». И никак иначе.
За два года мы приняли участие более чем в 500 комиссиях по побуждению. В результате выездные налоговые проверки назначили лишь двум компаниям, в учете которых действительно присутствовали существенные налоговые риски, о чем мы сообщили им заранее и дали соответствующие рекомендации, как себя вести. Нас не услышали.
Чем это закончилось, я обозначил. Еще три компании уточнили свои налоговые обязательства, убрав из учета организации, по которым были существенные налоговые риски. Остальные организации, обратившиеся к нам, вышли из комиссий без финансовых потерь. Думаю, поэтому у нас нет отбоя от клиентов.

В какой момент нужно обращаться к адвокатам и юристам, чтобы отстаивать свои права в диалоге с государством?
В.В.: К сожалению, бизнес не утруждает себя превентивным обращением. И зря. Часто адвокату звонят только тогда, когда сами пытаются разобраться в вопросе, начитавшись информации в Интернете. Призываю бизнес запомнить золотое правило: «Адвокату надо было звонить вчера».

Беседовала Екатерина Беляева

Facebook: @100000363542995
Сайт компании: prometheus-group.ru
E-mail: nalogpro39@gmail.com
Телефон: +7 (916) 053-09-69

теги

Добавить комментарий

Нажмите сюда, чтобы оставить комментарий

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.